Доктор Экрем Онен: в России находится самый большой в мире курдский архив

мощи‌‌ 03:52 PM - 2021-06-12

КОЛЛАЖ ПСКМЕДИА

Доктор Экрем Онен: в России находится самый большой в мире курдский архив

Серпил Гюнеш

Россия всегда привлекала внимание историков и исследователей, которые проявляли интерес к тому, какие отношения с курдами у страны велись в царские и советские годы.

Нам удалось пообщаться с ученым, доктором Экремом Оненом на тему сотен его исследований, проведенных в российских архивах.

Согласно его исследованиям, в России находится самый большой и богатый в мире курдский архив.

Доктор Экрем Онен рассказывает, что, будь то времена царского правления или же советской власти, курды всегда находились в центре внимания российской правящей верхушки при определении ею политики Ближнего и Среднего Востока. Россия стала первой страной в мире, где был заложены основы курдологии как науки.

Начиная с 1850-х годов и по настоящее время в России проводятся сотни исследований по курдской истории, языку, географии, этнографии, геополитической ситуации и другим составляющим жизни и культуры. Благодаря этим исследованиям, Россия стала обладательницей наиболее полных архивов по истории курдского народа.

Ниже предлагаем вашему вниманию интервью с доктором Экремом Оненом:

Журналист (Ж.): Во время Царской России в 1860 году в стенах Петербургской Академии наук Санкт-Петербурга  был основано Отделение курдологии. Какие работы по курдам проводились в этом Отделении?

Экрем Онен (Э.О.): Прежде всего, я бы хотел пояснить, что же такое курдология с точки зрения науки.

Курдология — это комплексная, основанная в своей деятельности на научно-методическом подходе наука, изучающая лингвистику, философию, фольклор, классическую и современную литературу, историю, геополитику, этнографию, географию, природу и цивилизацию курдского народа. Можно сказать, что до сих пор ни в какой стране, кроме как в Российской Империи и впоследствии в Советском Союзе курдология не являлась самостоятельной наукой. Несмотря на то, что во многих странах сегодня проводится множество исследований по тематике курдского народа, нигде, кроме России, не существует отдельного исследовательского института, который имел бы комплексный, с точки зрения истории, лингвистики, филологии, этнографии, фольклора, религии и литературы подход.

Курдология была основана еще во времена Российской Империи как самостоятельная востоковедческая наука. Можно с уверенностью утверждать, что истоки курдологии как науки в Российской Империи уходят ко временам, когда в состав страны вошли территории Закавказья, и после того, как Российская Империя в войнах с турками и

персами повернула ракурс своей политики на выход к теплым водам Ближнего и Среднего Востока. Когда русские познакомились с курдами, они захотели понять, что это за народ, каковы его нравы и законы, чтобы суметь больше приблизиться к ним. С тех пор русские начали изучать курдов. Прежде всего, хотелось бы подчеркнуть вклад Бориса Андреевича Дорна в развитие курдологии в России. Изначально курдским вопросом интересовались дипломаты, военные и политики, а затем такие люди, как А. И. Аверьянов, А. М. Колюбакин, А. М. Волков, В. В. Вельяминов-Зернов, П. И. Лерх, К. Г. Залеман, А. Д. Жаба, Н. Я. Марр, В. А. Гордлевский, И. А. Орбели, С. А. Егиазаров, В. Никитин, В. Ф. Минорский и др. Они собрали множество документов и рукописей об истории и фольклоре курдов, такие как историческое сочинение Шараф-хана Бидлиси «Шараф-наме», рукописи курдского историка Махмуда Баязиди и многих других. Это привело к созданию в Санкт-Петербургском университете ценных научных работ по курдской истории, лингвистике, филологии, этнографии, религии и литературы. Можно сказать, что курдология в Российской Империи создала научную базу, которая стала источником знаний для востоковедов всего мира.

Ж.: Что во главу угла ставили русские в исследовании курдов? Зачем им потребовалось открывать целое отделение курдологии? По какой части Курдистана проводились исследования отделение курдологии?

Э.О.: Несмотря на то, что между курдами и русскими отношения стали складываться еще в начале 1800-х годов, их активное контактирование было замечено только с 1850-х годов. Многовековая стратегия Российской Империи по выходу к теплым водам с одной стороны и русско-турецкие и русско-персидские войны с другой стали причинами, по которым курды привлекли к себе внимание русских. Интерес русских к Курдистану был обусловлен главным образом геополитическими интересами Царской России. Российская Империя всегда рассматривала курдов в рамках военной концепции.

Поскольку тогда Россия была империалистическим государством, ей требовалось расширение своего влияния на страны мира, особенно в Азии, Европе и на Ближнем и Среднем Востоке. Кроме того, российское правительство также стремилось к укреплению границ на Южном Кавказе, используя курдский народ. Другими словами, Россия хотела привлечь на свою сторону курдов, чтобы те защищали от турок, персов, англичан и французов границы Южного Кавказа — через Курдистан.

Другой целью создания отношений русских с курдами было использование курдской карты против персов и турок. Здесь не следует забывать, что курды прагматически сближались с русскими, что хорошо видно в период до начала Первой мировой войны и вплоть до 1960-х годов, когда такие западные страны, как Англия, Франция, Германия и США обращали свое внимание в первую очередь на персов и турок, а затем и на арабов, оставив в стороне курдов. Это стало причиной вынудить курдов сблизиться с русскими.

Курды также контактировали с русскими в угоду своим геополитическим соображениям. К примеру, возьмем соглашение Сайкса-Пико от 16 мая 1916 года и Парижскую мирную конференцию 1919 года. Стоит отметить, что после Парижской конференции 1919 года надежды курдов на Запад провалились, поскольку на Парижской конференции около 60% территории Северного Курдистана было упомянуто как Вильсоновская Армения. Участвующий на конференции Шериф Паша сделал совместное с Патриархом Армении заявление, которое не понравилось члену Комитета Свободы Абдулле Джевдету и Кемалю Февзи. После Парижской конференции, в результате которой рухнули все надежды на Запад, курды начали искать другие пути достижения своих национальных целей. Севрский мирный договор 10 августа 1920 года, Лозаннский мирный договор 24 июля 1923 года, а также Ялтинская конференция 4 февраля 1945 года позволили сделать вывод, что курды взаимодействовали с русскими в угоду геополитических и прагматических перемен.

После того как курды привлекли к себе внимание, русские в целях сближения с курдским народом начали изучать его язык, культуру и повседневный быт. Исследования начались еще в начале 1850-х годов посредством таких консульств в Курдистане, как в Битлисе, Ване, Эрзуруме, Хойе, Мосуле и т.д. Стоит отметить, что в то время многие консулы и послы Российской Империи являлись учеными. Например, два российских дипломата — Минорский и Жаба — проделали большую работу по исследованию языка, культуры и общественной жизни курдов.

 

Затем исследования курдов были продолжены в Российской академии в Петрограде. Именно здесь мы видим зарождение политических отношений Российской Империи с курдами. Например, это период со времен восстаний Шейха Убейдуллы до Бедирханидов, Барзанистов, Кор Хусейн-паши, Камиля Бедирхана, Джангира Аги, Саида Тахи, Мулы Салима и т.д. Согласно российским архивам, во времена покровительства Абдулразака Бедирхана и Симко (Исмаил Ага Шикаки) Российской Империи в Иранском Курдистане в 1913 году в городе Хой были открыты больница, курдская школа и издательство, использующие кириллицу. Россия изучала курдов всех частей Курдистана. К примеру, изучение можно увидеть в трудах Минорского и Александра Ивановича Ияса — консула Царской России в Восточном Курдистане, работы Августа Жабы и Иосифа Орбели в Северном Курдистане, российского консула в Алеппо Владимира Владимировича фон Циммермана — в Западном Курдистане, а также работы многих других ученых в Южном Курдистане. Тут важно упомянуть, что многие из этих дипломатов и ученых, работавших в Курдистане, знали курдский язык.

Ж.: Продолжали ли русские в советское время исследования курдов или нет? Особенно интересует, какие материалы хранились в российских архивах во время прибытия Муллы Мустафы Барзани в Советский Союз? Какие исследования были проведены относительно курдов, проживающих в России?

Курдология в Советском Союзе

Э.О.: После Октябрьской революции традиция курдологии продолжилась с людьми из старых школы, таких как Н. Я. Марр и И. А. Орбели., а также с новыми лицами советской науки Канатом Калашевичем Курдоевым, Маргаритой Борисовной Руденко и Олегом Людвиговичем Вильчевским. После основания в 1920 году советской власти на Кавказе и в Средней Азии одним из принципов государства стала защита прав народов. В этом ключе в республиках  проживания курды уже имели возможность получения образования на родном языке. В эти годы во многих селах

В Армении, Азербайджане, Грузии и Туркменистане открываются школы курдского языка, а также издается газета «Рйа Таза», на волнах радио Еревана звучит курдский язык. В 1934 году в Ереване проходит Конгресс курдологов.

С 1938 года начинается процесс торможения культурной жизни страны, вызванный массовыми депортациями в Среднюю Азию таких мусульманских народов, как татары, чеченцы и другие, и также курды-мусульмане. После 1950-х годов положение курдов постепенно улучшается. Специфика положения курдского народа, проживающего на территории бывшего Советского Союза варьировалась в зависимости от конъюнктуры, в некоторой степени связанной с отношениями Советов с Турцией и Ираном.

Как видно из архивных документов Коммунистической партии Советского Союза (КПСС) на 20-м съезде партии, Никита Хрущев критикует Сталина за несправедливость, причиненную репрессированным народам, и с 1956 года восстанавливает их права. Среди российских курдологов-исследователей можно встретить много курдов по происхождению. Приведу только ряд имен, таких как Канат Курдоев, Аджиэ Джинди, Шамиль Аскеров, Джалиле Джалил, Шекрое Худо, Заре Юсупова, Нодар Мосаки и многие другие.

После распада Советского Союза ухудшилось и положение курдов. С этим во всех постсоветских республиках началась волна национализма. В республике, где проживали курды, начали закрывать курдские учреждения. Курдский народ был вынужден покинуть эти страны и перебраться в Россию, рассредоточиваясь по разным городам. В России сейчас действует множество курдских национально-культурных автономий.

Советско-российские отношения с курдами продолжаются. Здесь стоит отметить, что разница отношения Советской России от Российской Империи к курдам заключалась в антиимпериалистическом подходе (в контексте военной концепции). Помимо этого, советские власти развивали политические отношения со многими курдскими племенными лидерами и вождями. Из архивов Советской России видно, что они поддерживали отношения со Стамбульским комитетом свободы, в частности, с такими людьми, как представитель курдов Юсуф Зия Бег Битлиси, Халидом Бегом Джибри. Несмотря на то, что открытое в 1930-е годы «Ереванское радио» официально было запущено для советских курдов, на деле волны радиостанции транслировали обращения к курдам Курдистана. До 1940-х годов Советская Россия прямо или косвенно контактировала с курдами и имела дело с событиями в Северном Курдистане. С конца 1930-х и начала 1940-х годов, когда возросло влияние Германии в Тегеране, Красная Армия и англичане вошли на территорию Ирана, и с тех пор отношения Советской России с курдами были ограничены пределами Иранского Курдистана.

В 1931 году между Турцией и Советским Союзом был подписан договор о ненападении и нейтралитете. В 1945 году Сталин заявил, что это соглашение было нелегитимным, так как в то время позиции Советского Союза были ослаблены, после чего он нарушил договор. После нарушения этого соглашения на конференции в Потсдаме Сталин открыто заявил: «Турции следует урегулировать вопрос об отторгнутой от Грузии и Армении территории, вернув им эти территории обратно.».

Согласно советским архивам, в это время становится актуальным сталинский проект Курдистана. По мнению Сталина, границу между Советским Союзом и Турцией нужно было вернуть к границам 1914 года. Вполне естественно, что в то время армия Российской Империи дислоцировалась на большей части Северного Курдистана. Похоже, таким образом Сталин хотел наверстать упущенное после соглашения Сайкса-Пико.

Развитие курдологии в советское время можно разделить на несколько этапов. Сначала идет развитие с начала 1920-х и 1930-х годов двадцатого века по практическим соображениям. Затем, с 1923 по 1929 год существовала автономная область под названием «Красный Курдистан». Здесь в школах детей учили на курдском языке, а в Армении действовал курдский педагогический институт. В 1930 году вышла газета «Рйа Таза», а в 1936 году Народный Комиссариат Армении принял решение издать сборник устного курдского фольклора, поручив эту работу курдским писателям Аджиэ Джинди и Аминэ Авдалу и композитору Карро Закаряну.

В июле 1934 года состоялась конференция советских курдологов. В этот период советские курдские интеллектуалы начали работать над курдским языком, литературой и фольклором. В свет вышло множество курдских сочинений. В 1936 году советское центральное правительство в Москве раскритиковало Коммунистическую партию Армении за ее расистскую политику в отношении курдов.

Хотел бы отметить особенно важный момент: с советских времен и до сегодняшних дней существует несколько сильных лобби, которые выступают против курдов (лобби центральноазиатских турок, кавказское мусульманское лобби, азербайджанское и армянское лобби). В связи с чем курдскому освободительному движению необходимо учитывать это в своих отношениях с Россией.

Здесь я также хотел бы упомянуть алфавит. В Советском Союзе для курдов были подготовлены 3 алфавита.

Первый алфавит был разработан в 1920 году на основе армянской графики. Его основателем стал Лазо Казарян — армянин по происхождению, уроженец Северного Курдистана.

Второй алфавит был создан в 1928 году на основе латинского алфавита Исааком Марогуловым и Арабом Шамиловым. Здесь стоит обратить внимание, что первый курдский латинский алфавит восходит к 1928 году, и использовался в течение 10 лет, до 1938 года. В 1934 году советское правительство планировало постепенно внедрять кириллицу во всех республиках — отсюда в 1941 году власти приняли решение преобразовать кириллицу в курдский алфавит. С тех пор этот алфавит использовался продолжительное время — до самого развала Советского Союза.

С началом Второй мировой войны в стране произошли перемены, которые повлияли на ход развития курдологии.

В ходе перекройки мира в центре внимания властей оказались регионы Ближнего и Среднего Востока. Советский Союз, как международная сила, имел свои интересы, что было заметно особенно по отношению к курдам. Например, в это время мы видим много упоминаний о курдах в газете «Заря Востока»; кроме того, в 1944 году в Тбилиси выходит книга О. Л. Вильчевского «Курды Северо-Западного Ирана», а в Ереване с 1955 года начинает вещание радио на курдском языке, руководителем которого был курдский писатель и поэт Джасме Джалил, а затем — курдский журналист и писатель Халиле Чачан.

Второй этап развития курдологии начинается с 1960-х годов. Этот период активности связан с прибытием ранее Мустафы Барзани в Советский Союз и его вкладом в советско-курдские отношения. Курдологи продолжали свою основную работу в Ленинграде в период с 1960-е по 1980-е годы. Центры курдологии существовали и в таких городах, как Москва, Ереван и Тбилиси.

В конце 1970-х годов Академия наук СССР приняла решение о создании Центра курдологии под руководством Манвела Арсеновича Гасратяна. В 1982 году около 30 курдских ученых из Москвы, Ленинграда, Самарканда, Еревана, Тбилиси и других городов провели съезд в Ленинграде, где приняли решение создать Центр курдологии. Его основание датировано 1984 годом.

В центре работали такие курдологи, как М. С.Лазарев, М. А. Гасратян, О. И. Жигалина, Шакре Худо, Нодар Мосаки, Кирилл Вертяев, Анжелика Победоносцева Кая и многие другие. С 1982 года до распада Советского Союза отделение курдологии опубликовало множество успешных работ и статей по истории, языку, этнографии, географии, природе, геополитике, этимологическому словарю, русско-курдскому и курдско-русскому словарю, медиалогии и многим сферам.

Курдология в Российской Федерации

После распада Советского Союза многие курдские ученые оказались за пределами России, оставив в стране два курдских центра: в Москве и Санкт-Петербурге. В Москве особое значение уделялось истории, геополитике, медиалогии, а в Санкт-Петербурге работали над языком, литературой, фольклором и географией курдского народа.

В 2008 году начал вещание курдский отдел радио «Голос России». В 2016 году Московский университет начал изучать курдский язык и историю. Сегодня многие новые курдологи защищают докторские диссертации о курдах. В последние годы защищено много работ по курдской тематике. Россия, подобно многим странам, изучение курдской культуры и быта проводит в собственных интересах. Однако работы российских курдологов позволяют открыть безграничные пути ко множеству исторических документов. Россия по-прежнему остается мировым центром курдологии как комплексной науки в области изучения курдов. Во многих странах публикуются ценные работы на эту тему, но ни в одной из них, кроме России, нет такого института, который мог бы так масштабно и методично проводить исследования в области курдологии. В России курдология выделена как отдельная востоковедческая наука.

Ж.: Обладает ли Отделение курдологии полной научной информацией об истории курдов и их происхождении, или же нет? Что эти исследования добавили к истории курдов и их определению?

Э.О.: Курдологические исследования в России, как и во всем мире, рассматривают курдский вопрос в контексте интересов своего государства. Тем не менее здесь мы не можем сравнить работы российских курдологов с востоковедческими исследованиями персов, турок и арабов. Если ради интереса почитать работы персидских, турецких и арабских востоковедов — они сплошь пропитаны очевидной неприязнью к курдам, искажают исторические факты, документы и события. В отличие от них, такой проблемы в российской курдологии не наблюдается, отчего мы можем с легкостью заявить, что работы российских курдологов, несмотря на некоторые нестыковки, остаются объективными.

Вместе с тем российская курдология активно проводит множество научных исследований в области курдской истории, литературы, фольклора, этнографии и экономики, из которых можно извлечь большую пользу. В то же время они являются ценными источниками для курдологов всего мира. Мы можем с легкостью заявить, что сегодня работы российских курдологов являются одним из основных источников для работы курдских исследователей и ученых, что выражается в их объективности и научном признании.

Ж.: Прослеживаете ли Вы связь между курдами и русскими в истории России? Видели ли русские в курдах стратегического союзника со времен формирования политики на Ближнем Востоке, от царского до советского периода, или же нет?

Э.О.: Когда я смотрю на отношения между курдами и русскими, по крайней мере, за последние 150 лет, то прослеживаю ряд событий накануне Первой мировой войны — около 1910 года, когда складывались отношения русских с Абдулразаком Бедирханом, период с 1950-1960-х годов — контакты Советского Союза с покойным Мустафой Барзани, а также 2017 год, когда Масуд Барзани вовремя использовал свои контакты с Россией во время событий в Киркуке.

При упоминании этих трех периодов их можно расценивать как примеры союзных и партнерских отношений между русскими и курдами. Вместе с тем эти контакты с обеих сторон были последовательными и взаимовыгодными. Внешняя политика России, как и всех крупных держав, как минимум за последние 200 лет основывалась на кризисе — эти страны оказывались там, где назревал тот или иной кризис. Курдский вопрос сам по себе является таким же кризисом.

На протяжении 150 лет Россия поддерживает активные отношения с курдами, создавая при этом курдские институты, готовя десятки специалистов в области курдского языка. Кроме того, страна опубликовала сотни исследований по курдскому вопросу, но, несмотря на это, не оказывает курдам полную поддержку в достижении своих национальных интересов. За исключением приведенных ранее трех периодов, Россия помогла курдам в достижении власти на местах. В качестве примера можно рассматривать создание первой курдской Мехабадской республики, а затем — посредническое участие в образовании 11 марта 1970 года курдской автономии на севере Ирака.

В третий раз западные англосаксонские государства договорились с Ираном и Турцией о передаче Южного Курдистана центральному правительству в Багдаде, но Масуд Барзани, благодаря историческим связям семьи Барзани с русскими, подписал газовое и нефтяное соглашение с Россией, обеспечив Курдистан экономической и геополитической независимостью. Это соглашение было рискованным для обеих сторон, но, несмотря на это, они смогли реализовать проект. Россия поддерживает курдский вопрос, чтобы использовать его как карту против персов и турок. Можно сказать, что если курды сами откажутся от своей проблемы, Россия сохранит этот вопрос открытым.

Конечно, когда смотришь на историю отношений курдов с русскими, то видишь в этом последовательную политику двух сторон. Курды считали, что западные страны поддерживают турок и персов, а также полагали, что смогут добиться определенных успехов при поддержке такого большого государства, как Россия. Вот почему курды и русские нуждались друг в друге, а их враги объединялись, создавая условия для того, чтобы русские и курды были скорее партнерами, чем союзниками. Но в новейшее время изменилась конъюнктура, и сегодня курды стали партнерами как с западными странами (США и страны Европы), так и с Россией. Никогда в истории конъюнктура не была такой приемлемой, как сейчас, когда курды могут позволить себе сотрудничать со всеми державами, но, к сожалению, они не пользуются этой новой положительной для них ситуацией во благо своим национальным интересам.

Хотелось бы также рассказать о российских архивах. Когда речь идет об исторических документах курдов, мы представляем османские, персидские, французские, британские, индийские и российские архивы. Мне не удалось заглянуть в архивы османов, персов, французов, англичан, индусов. Однако я провел тщательные исследования в российских архивах и музеях. Могу с легкостью заявить, что сокровища курдов находятся в российских архивах и музеях.

К примеру, можно назвать архив МИД России, архив МИД СССР, Военный архив Царской России, Российский государственный архив социально-политической истории (РГАСПИ), Музей восточных рукописей и многие другие учреждения, где есть сотни тысяч документов и материалов по истории. По вашему вопросу я могу привести несколько примеров отношений лидеров, вождей, эмиров и политических организаций Курдистана с Россией. Например, это документы, свидетельствующие об отношениях между Шейхом Убейдуллой, Бехлул-пашой, Бедирханидами, Кор-Хусейном-пашой, Джангиром Агой, Мирза Агой, Симко Шикаки, Барзани, организацией Курдского общества восстания, Комитетом свободы и т.д. И таких примеров несколько сотен.

Существует проблема в том, что курды редко посещают эти архивы, и, работая с этими фондами и описями, я видел, что в архивы заглядывало очень небольшое количество людей. В некоторых местах архивы по курдской тематике открывались по одному, максимум два раза за все время своего существования, и то здесь работали русские востоковеды.

Хорошо известно, что архивная работа, в частности, в отношении курдской истории, является достаточно трудоемкой. В 2013 году, когда я был преподавателем в Университете Атуклу в Мардине, вместе с ректором университета господином Сердаром Беди Омайем и главой Института курдского языка и культуры в университете Мардина Кадри Йылдрымом, я поднял вопрос о предоставлении для изучения и исследования курдской истории и культуры доступа преподавателям и студентам нашего университета к османским, персидским, французским, английским, российским и индийским архивам. Так как наши коллеги-преподаватели прибыли к нам из многих стран, где тоже имеются архивы по курдской истории, исследования проводились при Университете Мардина. Я сказал, что мы могли бы начать с России, а затем продолжить исследования в других странах, откуда прибыли наши коллеги. Мы договорились, что начнем с коллекции работ Александра Жабы.

Сначала я самостоятельно ездил в Москву и Санкт-Петербург, так как ранее имел опыт работы с этими архивами. Затем вместе с Кадри Йылдрымом мы несколько раз ездили в Москву и Санкт-Петербург, потом в составе с господином Сердаром Беди Омайем привезли собрание работ Александра Жабы в Университет Мардина. Эта нелегкая работа заняла около года. К сожалению, позже я вернулся в Швецию, и, видимо, эта работа остановилась на получении коллекции Александра Жабы. В российских архивах хранятся десятки собраний и работ, подобных трудам Александра Жабы, Минорского и Аверьянова и многих других.

Хотелось бы поблагодарить профессоров господина Сердара Беди Омайа и Кадри Йылдрыма за то, что нам после долгой и упорной работы удалось получить собрание Александра Жабы и донести его труды до взора преподавателей и студентов Университета Атуклу в Мардине. В связи с этим хочу еще раз подчеркнуть, что архивная работа — это трудоемкий коллективный процесс. Фактически этим должны были заниматься Университеты автономного Курдистана, но, к сожалению, они не решились на это.

Ж.: Как Вы оцениваете с самого начала и до наших дней стратегию российских властей в отношении курдов? Каков их исторический план? Видят ли русские в курдах союзников?

Э.О.: Как я уже ранее говорил, за последние 150 лет русские ведут отличную от Запада политику по отношению к курдам. Если говорить в двух словах, то их политика сводится к сохранению курдского вопроса и неполной поддержки курдов в достижении их цели. Вовлечение Россией курдского вопроса уже давно стала картой против Великобритании, Франции, османов (Турция) и персов (Иран), и здесь я вижу политику России в намеренном сохранении нерешенности и неполной поддержки курдского вопроса. Трижды русские хотели использовать курдов: один раз — в 1945 году, в  ранее поддержанном процессе строительства курдской Мехабатской Республики, второй раз — в 1970 году, поддержав курдов в получении полунезависимого анклава на севере Ирака, и в третий раз — в своевременном использовании Масудом Барзани российских связей во внутренних делах автономии.

Поскольку англосаксонские державы договорились с Ираном и Турцией подчинить Южный Курдистан центральному правительству в Багдаде, Масуд Барзани, используя свои исторические связи, подписал газовое и нефтяное соглашение с Россией, благодаря чему Курдистан избежал экономической и геополитической блокады. Данное соглашение было рискованным для обеих сторон, но, несмотря на это, они взяли на себя проект и реализовали его. На мой взгляд, курды не использовали в полной мере обозримую в Курдистане конъюнктуру, что позволило им избежать натиски держав за последние 30 лет. Но, к сожалению, курды не использовали этот шанс должным образом.

Если взглянуть на отношения между курдами и русскими, то можно увидеть, что после русско-турецких и русско-персидских войн, особенно после 1830-х годов, когда граф Иван Федорович Паскевич начал уделять особое внимание к курдам, компактно проживающим на своих территориях. С этим стали усиливаться российские отношения со многими курдскими племенными лидерами и племенами. Курды относятся с большим уважением к графу Паскевичу, который в курдской среде очень популярен.

Мы видим, что во время очередной русско-турецкой войны в 1829 году русские образовали из курдских племен вооруженные формирования, а также с 1853 года были сформированы два курдских полка, и мы можем с уверенностью заявить, что в этой войне русские победили турок именно благодаря поддержке курдов. В то время курды-езиды во главе с Хасаном Аги поддерживали русских. В то же время глава санджака Баязид Бехлул-паша контактировал с русскими, чтобы объединиться и вместе выступать в сражениях против турок.

С другой стороны курдские эмиры таких княжеств, как Равандуз, Хаккари и Бехдинан, не стали вмешиваться в войну. В 1855 году мы видим, как курдский хан в Карсе, Касим-паша, заключает соглашение с русским генералом Бабатовым, чтобы передать Карс под власть России. Во время русско-турецкой войны в 1877–1878 годах племя курдов-заза посредством консульства в Эрзуруме обратилось к русским за помощью в борьбе с турками, на что получило поддержку.

Стоит отметить, что армяне крайне негативно относились к отношениям между русскими и курдами, и всячески пытались испортить их. Многочисленные архивные документы военной миссии России на Кавказе во время русско-турецкой войны, направленные в Санкт-Петербург, свидетельствуют о том, что, если бы не армянские вооруженные группы в составе российской армии, русско-курдские отношения складывались бы гораздо лучше. Кроме того, многие курдские племена, будучи или же не находящиеся на тот момент в составе кавалерии Хамидие, захотели выйти из ее состава.

В своих донесениях русские пишут: «Нам нужно найти управу над армянскими группами, которые становятся причиной ухудшения наших отношений с курдами. Когда мы входим в курдскую деревню, курды радостно приветствуют нас, но многие группы армян без нашего ведома нападают на курдов, убивая их, сжигая их села и грабя курдское население, в результате чего курды отдаляются от нас».

В то же время в Курдистане шейх Убейдулла Нехри организовывает восстание. В этой войне очевидно следующее: русские опасались влияния шейха на курдов Карса-окажутся под контролем шейха.

Во время Первой мировой войны мы видим, что вновь активируются отношения России с курдскими племенными лидерами и знатью. Например, это встречи Юсифа Камила Бедирхана и главы племени Гейдар Кор Хусейном-пашой с русскими с целью создания Курдистана в составе Российской Империи, встречи шейха Абдул Салама Барзани и Симко Шикаки, а также Абдулразака Бедирхана с русскими. В 1922 году русские выступили посредниками между Симко Шикаки и иранским режимом, где Россия потребовала, чтобы Иран допустил создание у себя курдской автономной области под властью Симко Шикаки.

Такой же поддержкой русских заручился и Абдулразак Бедирхан. В 1914 году отношения Шейха Сайида Али Хизани с русскими привели к восстанию против турок, но во время самого восстания один из сторонников Шейха Мулла Селим вынужден был бежать в российское консульство. Шейха Шахабеддина и пятерых его товарищей, которые попытались бежать в Россию, арестовали турки. Позже их казнят по обвинению в союзничестве с русскими.

Россия продолжала отношения с Халидом Бегом Джибри, Юсуфом Зия Бегом Битлиси и многими другими курдскими лидерами. Я подробно упомянул о них, чтобы показать, что русско-курдские отношения в течение длительного времени оставались активными. Та информация, что я упоминал выше, а также многие другие события, о которых зачастую говорят турецкие и персидские востоковеды, в некотором смысле используется для манипулирования курдским историческим сознанием, искажая документы и события, и показывая курдам поверхностную и нужную для пропаганды сторону.

После Второй мировой войны в курдской политической элите произошли перемены, в результате которых традиционные/консервативные взгляды курдов (представителей из авторитарных семей) сменились сильным национальным чувством самопожертвования, которое взывало к непреклонной отдаче ради общего национального дела. Против этого посредством своих агентов влияния и курдских подставных организаций оккупационные государства решили проложить путь к космополитическим, популистским идеям со слабым национальным сознанием, внушая курдам стокгольмский синдром, неосознанно находясь под влиянием идеи турецкого национализма (кемализма).

Идея арабской и персидской этнической принадлежности в курдской политике вышла на первый план. Эти люди политизировали радикальные слоганы о независимости и другие смелые заявления, что продолжает происходить и сегодня. Мало того, что их позиция отошла от идей курдской национальной независимости — теперь они пытаются вдохновить людей левыми взглядами, которые не имеют ничего общего с их действительностью. Они вдохновились идеями турецких, арабских и персидских левоцентристов, которые манипулируют ими и пытаются оглушить, посредством чего заставляют замолчать курдов. Они хотят запутать курдов в их собственной истории, а также очернить курдских лидеров XIX века, которые проводили на тот момент реальную политику достижения независимости.

Конечно, в этом периоде были мудрые и патриотические кадры. Но в таком беспорядке их никто не слышал. Например, сегодня в Северном Курдистане, говоря о Конгрессах в Сивасе и Эрзуруме, заявляют, что по результатам съезда курды якобы решили жить с турками. Фактически, исторические документы позволяют говорить нам об обратном, поскольку в то время офицер Османской армии Кязым Муса Карабекир отправлял из восточной провинции (Курдистан) касаемо 14-й армии телеграмму Мустафе Кемалю, в которой говорится об усилении курдской национальной идеи, в связи с чем младотурки принимают решение провести Конгресс. Можно сказать, что съезд в Эрзуруме и Сивасе был организован не столько Мустафой Кемалем, сколько младотурками в целом. Но курды, как политическая сила, не участвовали в этих двух конгрессах. Я имею в виду курдскую политическую организацию «Комитет свободы».

Они также хотят за счет искажения исторических документов и событий очернить в глазах курдского общественного мнения таких курдских интеллектуалов и лидеров XIX и XX века, как Юсуф Зия Бег Битлиси и Хасан Хайри-бег Дерсимский. Младотурки заявлют, что якобы курды того времени не требовали государства. Но история показывает нам, что после того, как Мустафа Кемаль сдал британцам Мосул, Юсиф Зия Бег и Хасан Хейри-бег начали из-за этого яростную атаку на Мустафу Кемаля. Кроме того, оба курдских лидера, наряду с многими другими, начали активную работу по созданию Курдистана.

Также предоставляется  архивная документация этих событий. Например, Халид-бег Джибри и Кор Хусейн-паша призвали русских создать курдское государство под покровительством Российской Империи. Поэтому нам нужно быть аккуратней с документами, а не принимать только то, что предоставляют для исследования. Необходимо обращать внимание на оригинальность и искаженность документа. Больно видеть, как сегодня враги курдского народа все чаще используют вместо ружья перо, отдаляя курдов от своей страны и национальности. Это и представляет сегодня самую большую угрозу для курдов.

Хочется добавить, что курдский вопрос никогда не рассматривался и не будет рассматриваться справедливо в Москве, Вашингтоне, Лондоне или же какой-либо европейской столице. Каждая из сторон всегда стремилась использовать курдский вопрос в своих целях. У курдов, помимо упомянутых выше событий, есть один недостаток, который заключается в том, что когда у них складывается благополучная ситуация, они не используют ее своевременно для достижения национальных интересов. Так было всегда.

Биография:

Экрем Онен воспитывался в семье известного курдского лидера в Дерике у подножья горы Мази на севере Курдистана. Родился Экрем Онен в 1960 году в деревне Дирбесийе (Западный Курдистан) в родовом доме Джемиль-паши.

Когда Экрему Онену исполнилось 2 года, его семья перебралась в Дерик, где впоследствии до достижения 18 лет он учился в местной школе. Во время военного переворота 12 сентября 1980 года Экрем Онен был осужден за политическую деятельность и вынужден был перебраться в Западный Курдистан.

В 1982 году он переезжает в Советский Союз, где получает высшее образование в МГУ. После окончания факультета он получает степень магистра, а затем — докторскую. После защиты докторской диссертации он переезжает в шведскую столицу Стокгольм. Здесь он работает в отделе СМИ при Министерстве культуры Швеции, а также в курдской библиотеке в Стокгольме и выходит два раза в неделю в эфир курдского отдела российской радиостанции «Спутник» с аналитическими программами «Постскриптум» и «Актуальное». Параллельно с этим он читает лекции на кафедре курдологии при Университете Атуклу в Мардине.

В настоящее время Онен работает в Стокгольмском языковом центре. Экрем Онен является автором многочисленных научных статей и трудов. Он выпустил множество совместных работ с курдологами, такими как М. С. Лазарев, Шакре Худо, М. А. Гасратян, О. И. Жигалина и другими.

Экрем Онен является гражданином России и Швеции, женат, живет с семьей в столице Швеции — Стокгольме.

Семья Экрема Онена несколько раз была депортирована турецким государством. Впервые они были сосланы в Измир после восстания Шейха Саида 1925 года, во второй раз — после араратского и дерсимского восстаний во время Второй мировой войны в 1942 году (семья Экрема Онена была сослана в населенный турками город

Кёйджегиз в провинции Мугла).

Kurdistan 24 Перевод с курдского Riataza

 

 

УЗНАТЬ БОЛЬШЕ

САМЫЕ ЧИТАЕМЫЕ

Мы отправим новости на ваш телефон

Скачайте

мобильное приложение

The News In Your Pocket