Курдистан принадлежит курдам


2/8/2013 15:22:00
печать
    Оя Байдар

Прежде чем выдвигать обвинения, заявляя, что это — «распад  страны, реализация мечты о «Большом Курдистане»,  поддержка терроризма», следует успокоиться и поразмыслить.
Давайте вспомним лозунг, с  которым шестьдесят четыре года выходила в свет наша газета, в течение ряда лет считавшаяся  наиболее влиятельной и популярной в стране: «Турция принадлежит туркам!».

Кто из нас, турок, осудил этот лозунг, отдающий расизмом и шовинизмом, дискриминационный, отталкивающий и разделяющий? Мы не только не возразили, но и сочли естественным, что «Турция принадлежит туркам», хотя население страны далеко не однородно, состоит не только из турок, а складывается из народов, различных по происхождению, вероисповедованию,  культуре,  языку. Почему же тогда  мы вздрагиваем от страха при словах «Курдистан принадлежит курдам»?
В большинстве случаев самоназвание этноса связано с именем той земли, на которой столетиями и тысячелетиями живет данный  народ. Иногда территорию проживания  древнего народа  называют его именем. Туркменистан принадлежит туркменам, Узбекистан — узбекам,  Киргизстан — киргизам, Таджикистан — родина таджиков.

Аналогична и ситуация в регионах страны, где проживают  различные этно – культурные общности. Например, в Великобритании Уэльс (Галлия) — земля уэльсцев, Ирландия — ирландцев, Бретань во Франции — регион бретонцев,  Баскония в Испании — басков, Каталония — каталонцев. Хорватия принадлежит хорватам, Босния — боснийцам, Монголия — монголам и т. д. Это — их родина.
Если разделить политические, идеологические, стратегические, дипломатические  аспекты темы, то выяснится, что утверждение  «Курдистан является родиной курдов  и  принадлежит курдам» является столь же естественным, верным и не вызывающим возражений, как  заявление  о том, что море принадлежит рыбам.
Страх не спасает от смерти: конец один, независимо от того, короткой или длиной была жизнь. Если народ воспринимает себя как единую общность и заявляет о своих правах, то это означает, что  при соответствующих условиях речь пойдет о формировании  нации.
Этот процесс проходит  тем более активно, если речь идет о концентрации в определенном регионе,  а также временных и пространственных условиях, что, безусловно, способствует формированию независимых национальных структур.
Несмотря на то, что подобные явления воспринимаются  как трудности и анахронизм, образование национального государства теоретически возможно в наше время, тем более — при существующем в регионе баланса сил. И, по моему мнению, упомянутый народ имеет на это право.
Разделенный на четыре части курдский народ, живущий в едином регионе, но в различных странах, десятилетиями переживает сложный, болезненный процесс консолидации нации.

После Первой мировой войны империалистические государства под предводительством Англии по линейке прочертили границы государств Ближневосточного региона, разделив единый народ. И сейчас, уже в XXI веке, курды мечтают создать на своей Родине, в Курдистане,
автономную структуру, причем не только мечтают, но и предпринимают соответствующие шаги.

Если бы курды не подвергались столь сильному давлению, насильственной ассимиляции, геноциду, репрессиям и угнетению  во всех этих четырех национальных государствах, то, возможно, стремление к созданию  независимого государства не было бы таким острым. Но, к сожалению, ситуация сложилась именно так.   
И сейчас, невзирая на гражданские войны, вмешательство внешних сил, межконфессиональные конфликты, курды — непризнанная в регионе,  пока  еще разделенная идентичность, даже назвать которую  еще до вчерашнего дня считалось преступным,  стремятся к самоуправлению Курдистана.
Хорошо это или плохо, но эпохе национальных государств настал конец,  и мы можем только рассуждать о том, на пользу ли пойдет это политической ситуации в регионе. Но неоспоримым является то, что курды, как и все другие народы, имеют право на независимость на родной земле.
Стоит задуматься над жесткой реакцией  и угрозами правых и левых в адрес стремящихся к автономии и независимости курдов  властей  и оппозиции той страны, которая стала национальным государством в результате освободительной войны и где  термин «национальная независимость» практически фетишизирован...
Еще более интересно, что левые националисты, застрявшие на независимости и  антиимпериалистических позициях шестидесяти — семидесятилетней давности, на требования курдами  автономии или независимости реагируют так, как бык на красную тряпку.

Уже то, что эти силы вполне комфортно чувствуют себя в компании ПСР, объединяющей турецкий ислам и правых националистов, является политическим анекдотом.
Но мы прекрасно знаем, что история никогда не идет на поводу у подобного рода явлений — тем более, если нарушен баланс сил, а мир вступает в эпоху грандиозных потрясений, случающуюся лишь раз в несколько столетий.

Одним  из эпицентров этих перемен является Ближний и Средний Восток —  мир ислама, где в первой четверти XXI века национализм и/или исламизм бьются в тисках узких  взглядов на мир.  Эта стратегия, питающаяся ностальгическими мечтами о великих империях, неприемлема — как и политика, которую пытаются реализовать во имя  тех же целей.

Если обрисовать конкретную ситуацию, то выглядит она так: на территории Курдистана, разделенной на части, рано или поздно, пусть и не завтра, но будет создано государство курдов, включающее  в себя четыре автономных региона.
Мои слова не  стоит считаться пророчеством. Существующие в настоящее время границы были в начале XX века прочерчены по линейке в соответствии с  указаниями империалистических сил.

В XXI веке они будут  прочерчены снова, но в этот раз под действием совершенно иной силы — национально-освободительного движения.
Хотим мы того или нет, соглашаемся или возражаем, способствуем развитию процесса или пытаемся его предотвратить — любые  наши  действия лишь  на какое – то время затормозят, усложнят ход истории, но помешать ему не сможет ничто.
Возникает вопрос: если считать террористической организацией ПДЕ, то что же такое тогда «Аль - Кайда»?
В связи с актуальностью данной темы хотелось бы затронуть ситуацию вокруг  Северной Сирии, называемой курдами Западным Курдистаном.
Здесь джихадисты организации «Аль - Нусра» (то есть фактически «Аль - Кайда»), входящей в АСС, совершила нападение на регион, контролируемый ПДЕ, которую можно считать сирийской  РПК.

Следует учесть, что ПДЕ сумела создать в приграничном курдском регионе на турецко-сирийской границе автономную структуру, существующую уже некоторое время и в определенной степени защищающую сирийских курдов от кошмара гражданской войны.
Радикально – исламистская группировка «Аль - Кайда», известная здесь как «Аль - Нусра»,  материально и логистически поддерживается Турцией. Очевидны, как минимум, следующие факты: данная группировка, ставящая своей целью захват Сирийского Курдистана,  базируется на границе с Турцией  и ослабляет, пусть даже косвенно, курдское национально – освободительное движение в Ближневосточном регионе.

Ошибочная и недальновидная региональная политика Анкары завела нашу страну в болото: Турция немедленно и решительно заняла резко враждебную позицию по отношению к ПДЕ, настаивающей на праве курдов на самоопределение и стремящейся защитить свой народ от произвола и насилия «Аль - Кайды».
Советник премьер – министра, являющийся главным виновником неоправданно жесткой позиции по курской проблеме и несущий ответственность за  стагнацию мирного процесса, не ожидая решения правительства, тут же выступил с обвинениями в адрес ПДЕ.
Несмотря на то, что во время перемирия от сторон требуются  максимальная  взвешенность и сдержанность высказываний, прозвучали слова о том, что «РПК  — вооруженная террористическая организация, пытающаяся развалить страну, а ПДЕ — ее детище».
Открыто заявляется:  если курды объявят автономию или самоуправление, ответ будет таким, что, как говорится, мало не покажется.
При этом власти не испытывают ни стыда, ни даже стеснения, не гнушаясь связями с «Аль-Кайдой», признанной всем миром террористической организацией — только для того, чтобы ослабить курдское движение в регионе.

Несмотря ни на что,  Анкара  не выступает с предупреждениями в отношении подконтрольной  и близкой ей «Аль - Нусры» (то есть сирийской «Аль – Кайды»). Реально это означает, что террористическая организация, близкая мне  и действующая в моих интересах, — хороша, а в других  случаях — плоха.
В начале статьи я пыталась объяснить, что территория, о которой идет речь — земля курдов, их Родина. Я хочу задать следующий вопрос: разве не является долгом поддержка стремления курдского народа защитить свою Отчизну? Неужели надо поддерживать радикальных исламистов и террористов, не имеющих никакого отношения ни к Сирии, ни к Курдистану, и стремящихся лишь властвовать там? Это — вопрос нравственности, гуманизма и этики, ответ на который отказывает влияние на политику.

Исходя из этого, следует учесть, что конфликт курдского народа с государством и  страной  проживания не является непреодолимым, как и, впрочем, стремление к отделению — тем более, что  Масуд Барзани, лидер Северного Ирака, называемого Южным Курдистаном, всегда дружелюбно и конструктивно высказывался в отношении Турции. То же самое можно сказать и о председателе ПДЕ Сирии.
Абдулла Оджалан,  РПК, ПМД и все представители курдских движений Турции пока что (стоит отметить, что это «пока» длится достаточно долго) постоянно повторяют, что не требуют ни отдельного государства, ни независимости — хотя бы потому, что курды видят, в каком направлении идет развитие Ближневосточного региона и всего мира  гораздо яснее, чем Турецкое государство, ПСР, НРП, ПНД и т. д.

В ближайшие несколько десятилетий все, безусловно,  реализуется  в надлежащем порядке: курды, проживающие во всех четырех странах, шаг за шагом, возможно, ценой новых страданий и трагедий, что не обойдет стороной и всех нас, создадут автономное образование в регионе и добьются самоуправления.
История сильнее нас и не подчиняется угрозам. Турция, способная решить курдскую проблему мирным путем, развивающая демократию и поддерживающая новые государственные образования, действительно  сможет стать ведущей силой в регионе. Только тогда достигнет долгожданной стратегической мощи,  причем не на словах, а на деле,  политика защиты свободы и права народов на самоопределение. Главное — остановить кровопролитие и гибель людей.
За последние  пятьдесят, тридцать, десять лет мы от разговоров про «горных турков» перешли к признанию курдской идентичности, от казней  и убийств — к диалогу, переговорам.

Мы учимся у судьбы, истории и народов, а это — хорошие учителя.
Если с трех сторон нас окружает море, и с трех сторон — курды, то мы должны научиться жить рядом, не уничтожая друг друга.

Оя БАЙДАР.  


 

Заслуженная артистка Россий и «Артист ЮНЕСКО во имя мира» Зара: больно видеть как страдает мой народ


Зарифа́ Паша́евна Мгоя́н российская эстрадная певица, актриса, общественный деятель. Заслуженная артистка Российской Федерации и «Артист ЮНЕСКО во имя мира» Певица Зара в «Инстагр...


»  Христианский лидер: атаки Турции для нас - кошмар
»  Бемале Усв творческая личность
 

Интервью: Курдский лидер Ильхам Ахмед о безопасности в Северной и Восточной Сирии


Ильхам Ахмед является президентом Исполнительного комитета Сирийского демократического совета, который управляет автономной администрацией Северной и Восточной Сирии. При поддержке международной во...


»  Эрдоган не послушался Давутоглу и устроил резню курдов
»  Власть в Турции питается и живет за счет войны
 

Война глазами очевидцев


Статья : «Окровавленная одежда и сумки для тел: курды оплакивают погибших в Сирии».

Мартин Чулов сообщает из северо-восточной Сирии о самом смертельном дне турецкого наступления...


»  Некоторые сирийские курды опасаются, что они никогда не вернутся домой
»  15 лет трагедии Беслана. Почему переговоры не помогли спасти всех заложников 

Карикатуры