Как в Ираке США получили ответный шах


13/10/2018 14:22:00
печать
    Коллаж СМИ

Президентом Ирака стал бывший глава правительства Иракского Курдистана Бархам Салех. Но есть мнение, что в Ираке важно не кто выиграет выборы, а кто сумеет создать коалицию. Что может измениться в стране и на всем Ближнем Востоке в ближайшее время? Как изменятся отношения с Россией? Зачем американцам Ирак?

Почему они хотят сделать из этого государства "витрину демократии на Ближнем Востоке"? Достижимо ли это? Или демократия в Ираке останется вынужденной? Где демократичнее в Прибалтике или в Ираке? Как США разрушили архитектуру Ближнего Востока? На эти и другие вопросы "Правде.Ру" ответил заведующий кафедрой теории регионоведения МГЛУ Вадим Макаренко.

— Вадим Владимирович, все проблемы на Ближнем Востоке начались с Ирака. В Ираке и в Иракском Курдистане недавно прошли выборы. Теперь что-то изменится в Ираке? Или все новое — это хорошо забытое старое?

— Действительно, события на Ближнем Востоке очень связаны с иракским циклом изменений. Режим Саддама Хусейна, несомненно, был авторитарный и жесткий, особенно жесткий по отношению к шиитам и курдам. В какой-то степени это был апогей постколониального господства. Потому что Ирак представлял собой архитектуру, построенную лучшими менеджерами британского колониализма.

Как всегда, британцы выбирали меньшинство и наделяли его полномочиями, и это меньшинство должно было давить большинство населения и другие меньшинства. Поэтому такой режим был очень управляемый извне, несмотря на то, что иногда от него могли быть очень амбициозные какие-то радикальные заявления.

Ирак ведь, начиная с прихода Саддама Хусейна, практически вступает в период войн.

1980-1988 годы — война с Ираном, 199 год — авантюра в Кувейте. А потом начался процесс демонтажа Ирака американцами. Конечно, когда они вторгались в Ирак в 2003 году, не думали, какой ящик Пандоры открывают, у них была большая иллюзия.

Американцы хотели повторить опыт Германии и Японии по выращиванию и развитию нужной им управляемой демократии. Они рассчитывали на десятки лет оккупации, но не получили мандат от собственных союзников — младших партнеров.

Великобритания, Франция, Германия и другие не дали американцам таких полномочий. Хотя они больше присутствовали, чтобы это контролировать, чем участвовать в этих американских вещах.

Но главное — американцы не учли, что это вторжение разрушило очень жесткую архитектуру всего Ближнего Востока. То есть они подорвали один из центральных столбов ближневосточного порядка. В результате вскоре крушение Ирака запустило целое ближневосточное домино.

— Как вы думаете, новый премьер-министр Адель Абдул Махди — независимая фигура, на что способен?

— В Ираке не может быть очень независимых фигур. Так или иначе он представляет блок шиитских партий, хотя они все различные. Вообще удивительно то, что в Ираке прошли уже третьи выборы президентские и появился третий премьер, причем он — достаточно новая фигура. То есть мы видим регулярную сменяемость у власти.

Ведь и Малеки обладал большим потенциалом и хотел оставаться у власти, и Абади тоже… Собственно, даже удивительно, что он не сумел пройти на второй срок — снова получить пост премьер-министра. Дело в том, что Ирак все-таки развивается. Американцы хотели сделать Ирак витриной демократии на Ближнем Востоке. Реально же…

— Так они это и делают.

— Нет, я совсем не уверен, что сейчас они делают. Они пытались это сделать, но мало что получилось. Американцы, конечно, разрушили диктатуру Саддама Хусейна и запустили процесс изменений, но изменения пошли не по их плану, а на их шах получился ответный шах. Здесь пошел такой ответный цикл изменений. Ирак перевернулся, он из суннитского стал шиитским.

Шииты — это больше 60 процентов населения Ирака, теперь они доминируют и политически. Поэтому выборная демократия работает не в чистом виде.

К тому же важно не только иметь 60 процентов в стране, но еще политическую, экономическую, военную поддержку, потому что без иранской поддержки против ИГИЛ, скорее всего, разрушенная страна даже смогла бы не устоять. Могло быть не только падение Мосула, но и падение Багдада.

И надо помнить, что Иран — тоже достаточно жесткая политическая структура. Но вот парадокс состоит в том, что демократия в Ираке все-таки рождается, она проявляется как вынужденная демократия, я бы сказал, как демократия сторон, которые противостоят друг другу и достаточно вооружены в прямом и переносном смысле.

Они могут очень жестко отстаивать свои интересы, но в то же время вынуждены договариваться. Причем иногда их приходится усмирять внешними факторами.

То Иран должен кого-то из них где-то поддержать, а где-нибудь сдержать, также Соединенные Штаты должны где-то поддержать, а в другом сдержать, и арабские страны — то же самое.

То есть мы сталкиваемся с новой ситуацией. В нашем представлении демократия в чистом виде — это что-то такое амебообразное, вроде как — мир, дружба, жвачка — давайте будем договариваться, потому что мы хотим учесть все интересы.

А здесь демократия — это договариваться, потому что вынуждены договариваться, потому что ни одна из сторон не обладает силами, чтобы навязать другой абсолютное доминирование.

И с этой точки зрения надо рассматривать Ирак. Демократия здесь получается не в том виде, в котором американцы хотели осуществить, не такая дистиллированная и урезанная демократия, как например, в Прибалтике.

Там просто удалили русское большинство, вывели его из политики. И дальше — пожалуйста, можно осуществлять такое кукловодство с демократией в стране.

А в Ираке очень присутствуют сунниты. Поэтому получается жесткая, но достаточно настоящая демократия, по крайней мере, намного более реальная, чем во многих других странах, кичащихся своей демократичностью.

И это — хорошо. Это дает надежду на будущее. Здесь развивается реальная демократия. Как, кстати, в самом начале они развивалась в США.

Беседовал Икбаль Дюрре

К публикации подготовил Юрий Кондратьев

Читайте больше на https://www.pravda.ru/world/asia/middleeast/12-10-2018/1395824-iraqi-0/

ПСКмедиа


 

Ибрагимов Ибрагим его история семьй история курдов


Ибрагимов Ибрагиме калко  Маое  Ибо  Мао родился в 1957 в селе Каскабулак. Он из мала Озо рода Амоя-Башки  ,он внук лидера Башка калко Асе Ако  и племянник ветерана ВОВ,Осм...


»  Курдянка из Каскабулака оперная певица Кыргызстана
»  Всесторонний талант из Каскабулака
 

Как Надир Каримович решает проблему экологии Алматы ?


Загрязненный городской воздух в Алматы давно стал притчей во языцех. Но, оказывается, не все так плохо. Над решением данной проблемы бьются лучшие умы страны. Вопросами экологии, которая стала ухуд...


»  Нужно готовиться к военному конфликту США и Ирана
»  Халил: «Африн будет спасен» ЧАСТЬ I
 

Шестой Шахид Афганец Интернационалист из Каскабулака


Просим прошения что мы не назвали и просто поздно вспомнили об шестом Шахиде из Каскабулака ,приемном сыне апе Сулхадине Баро по имени Абддула Афганце.

Я ранее называл имена пяти наших поги...


»  Прошло четверть века после резни в Сивасе
»  Близко формирование нового кабинета КРГ

Карикатуры