Курды неизбежно получат политический статус в Сирии

Писатель Мустафа Пекёз заявил, что угрозы Анкары о проведении операции против Северной и Восточной Сирии оказались пустыми и подчеркнул, что получение курдами конституционного статуса в Сирии неизбежно.

Ближневосточный эксперт и писатель сказал, что настойчивость Анкары в отношении «зоны безопасности» и угрозы военными действиями в Рожаве направлены на ликвидацию достигнутых курдами успехов. Пекёз заявил, что эти угрозы оказались пустыми, и это стало заметно во время последних встреч с представителями США, проведенных в Анкаре.

Пекёз рассказал агентству «Фират» о развитии событий на Ближнем Востоке.

Турция вернулась к проблеме «зоны безопасности», от которой она отказалась на некоторое время. Как следует понимать эту настойчивость?

Предложение Анкары о создании «зоны безопасности» имеет два политических подтекста. Во-первых, Турция хочет ограничить зону влияния Сирийских демократических сил (СДС), опирающихся на ПДС, и иметь для этого возможность действовать по своему усмотрению в военной зоне безопасности. Таким образом, турецкие силы будут стремиться де-факто расформировать военные активы и ту модель политической и социальной организации, что создана СДС в регионе на сегодняшний день.

Во-вторых, они хотят превратить этот вопрос в решение «сирийской проблемы», которая превратилась в серьезную проблему внутренней политики Турции и привела к потере голосов ПСР. Сирийцы, которые могли бы вызвать серьезную общественную реакцию в ближайшем будущем, оседая в зоне, контролируемой сейчас СДС, возможно, являются самой важной составляющей в политике Анкары. Этот шаг направлен на изменение демографического состава региона не в пользу курдов, и имеет целью при помощи этого  шага сломать политическую, экономическую и организационную власть СДС. Можно сказать, что Турция, оставшись вне уравнения в сирийском вопросе, хочет создать новую область своего влияния при помощи сирийских беженцев, которых они намереваются поселить к востоку от Евфрата. Повлияет ли эта тенденция на сирийскую политику Анкары? Я не думаю, что это возможно. Потому что я не думаю, что план расселения сирийцев в Рожаве осуществится.

Дискуссии о «зоне безопасности» между Турцией и США так и не привели к компромиссу. Что может произойти в результате? Какую позицию займет СДС?

Анкара настаивает на коридоре зоны безопасности глубиной в 30 км, чтобы она имела возможность реализовать тот план, о котором мы говорили. Если Турция не сможет этого сделать, то, соответственно, и не сможет положить конец политическому или военному доминированию СДС, а также не сможет переселить в эту зону сирийцев.

Позиция СДС здесь особенно важна. В заявлении СДС говорится, что военные силы уйдут на 5 км вглубь от своей границы при условии вывода турецких сил из Африна. Они объявили, что ни при каких обстоятельствах не примут требования Анкары об отходе на 30 км, а также не потерпят турецкой армии и военных объектов, размещенных в зоне безопасности.

Так что же США думают о зоне безопасности?

Сначала нужно посмотреть, как США в целом рассматривают СДС на основе ПДС. В этом и заключается суть проблемы. Несмотря на все настойчивые требования Турции, специальный посланник США Джеймс Джеффри сказал: «Наши встречи продолжаются. Мы пытаемся сбалансировать проблему. Одна сторона является важным местным партнером, а другая – союзником по НАТО», что в действительности показывает, что они считают Анкару и Камышло одинаково значимыми в дипломатическом и политическом смысле. Встреча генерала Центрального командования Вооружённых сил США Кеннета Маккензи с командующим СДС генералом Мазлумом Кобани во время визита Джеффри в Анкару была посланием для Турции. США, считающие СДС важным союзником в борьбе с ИГИЛ*, пожалуй, самое слабое звено турецкой политики в Сирии. Не было бы ошибкой рассматривать это как политическое поражение для Анкары. США работают над тем, чтобы добиться промежуточного предложения о коридоре безопасности от 10 до 15 км, которое было принято официальными лицами в Анкаре. Конечно, одна из важных частей головоломки – кто будет ее контролировать, и этот вопрос продолжает обсуждаться. Общепризнано, что воинские части в зоне безопасности должны являться международными силами, не включающими СДС или турецкую армию. Именно поэтому предложение Анкары о том, чтобы силы США и турецкой армии «защищали» этот район, не было принято.

План зоны безопасности  Вашингтона, пытающимся установить баланс между Анкарой и Камышло, независимо от его масштабов, на самом деле является процессом, развивающимся против желаний Анкары. Будь то 5 км или 20 км — буферная зона без сил турецкой армии, состоящая из подразделений международной коалиции, будет обеспечивать военную безопасность СДС.

Министерство обороны после встречи с американскими официальными лицами в Анкаре объявило, что в Турции будет создан совместный оперативный центр. Что вы думаете по этому поводу?

Конечно, нет никакой информации о деталях этой встречи или о том, что за план они согласовали. Краткое сообщение показывает, что на встрече обсуждались проблемы и требования Турции, и было принято решение о создании совместного оперативного центра. Я думаю, что американская сторона регулярно информирует СДС о ходе этих встреч. США не будут предпринимать никаких шагов, которые не одобрит СДС. Не будет удивительным, если СДС присоединится к этому совместному оперативному центру, который будет создан в будущем. Турция может получить частичное удовлетворение своих требований, отправив сирийцев, ставших ее внутриполитической проблемой, в определенные регионы. Кроме этого, я не думаю, что получат развитие какие-то процессы, которые изменят военно-политические позиции в восточной Сирии.

Если Турция и США договорятся о создании зоны безопасности, то она будет явно включать в себя пограничный регион от Джараблуса, Баба, Африна и Идлиба до Средиземного моря. Какие проблемы такой коридор вызовет в отношениях с Россией – это уже другая история. Откровенно говоря, нет никакого конкретного решения, кроме как создать оперативный центр. Другими словами, угрозы Анкары начать операцию против территорий к востоку от Евфрата являются нереализуемыми.

В тот самый день, когда должны были пройти переговоры с делегацией США о создании зоны безопасности, президент Эрдоган пригрозил атаковать Северную и Восточную Сирию. Как это можно понять?

Пока еще не ясно, насколько правдоподобным будет заявление Эрдогана об операциях к востоку от Евфрата, будет ли оно реализовано на практике или нет, но сразу после встречи американского генерала с командующим СДС демократическими силами были снаряжены сотни машин с оружием, а совместные силы СДС и коалиции начали патрулирование в Серекании и пограничных районах. Это явно не было совпадением. Министр обороны США Эспер заявил в Японии, что они предотвратят односторонние интервенции, которые нанесут ущерб общим интересам США, Турции и СДС, что имеет политическое и военное значение, а также является посланием для Анкары. Фактически это обозначает: «Если вы начнете операцию, вам придется столкнуться с нами». Даже если бы совместный оперативный центр, обсуждавшийся на встрече США и Турции, не появился, вероятность того, что Анкара начнет одностороннюю операцию была очень мала.

Международная коалиция защищает аэродромы к востоку от Евфрата. Без прямого одобрения Москвы, Вашингтона и Брюсселя наземная операция Анкары будет сопряжена с гораздо более серьезными рисками, чем можно было бы подумать. СДС имеет ракеты с дальностью действия от 25 до 30 км, а также другое тяжелое вооружение. Говорят, что у них также есть система ПВО. Таким образом, Анкара хочет, чтобы это оружие сначала было изъято у СДС. Возглавляемая США коалиция твердо отказалась это делать.

Поэтому, если альянс Эрдоган-Бахчели попытается ввязаться в авантюру в Рожаве, это может привести к серьезным проблемам.

Является ли позиция Турции на Ближнем Востоке и их нацеленность на Рожаву попыткой помешать курдам получить там определенный статус?

Стратегическая цель Анкары – ликвидировать политико-социальный статус, возникший к востоку от Евфрата, основой которого являются курды. Возможная автономная территория, которая будет объявлена в новой сирийской конституции, не только создаст стратегическое изменение во внутреннем политическом балансе Сирии, но и неизбежно повлияет на политический статус Турции и ее региональную стратегию. Курды, имеющие официальный правовой статус на международной арене в виде федерации или автономии в Сирии, как и в Ираке, явно подрывают устойчивость Анкары. Так что она наверняка воспользуется любым шансом, чтобы предотвратить это. Приоритетной задачей здесь является ликвидация де-факто сложившейся политической и военной институциональной системы на базе ПДС, находящейся под контролем СДС. Цель той операции, которую намерена провести Анкара, – создать военный хаос в стабильном на данный момент регионе и тем самым ликвидировать достигнутые курдами успехи.

Но политическая реальность в Сирии демонстрирует много признаков того, что курды получат постоянный статус в автономной зоне. Курды, получившие конституционный статус в Сирии, который будет подготовлен в стране, являющейся членом ООН, станут неизбежной реальностью. Вряд ли Анкара сможет это остановить.

Что будут делать другие представители региона, если курды получат политический статус на Ближнем Востоке?

Региональные отношения курдов развиваются гораздо более интенсивными темпами, чем кажется. Автономная зона СДС, которую они хотят создать на основе территориальной целостности Сирии, явно будет принята США, ООН, ЕС, странами Персидского залива и арабским миром, Израилем и даже Россией и Ираном. Таким образом, на фоне глобальных и региональных отношений у курдов есть серьезная поддержка. Также это доказывает, что операция, начатая Анкарой в одностороннем порядке без учета регионального баланса, создаст серьезные проблемы. Таким образом, для СДС становится все более важным наращивать региональные и глобальные дипломатические связи. Иногда дипломатия может достичь более серьезных стратегических результатов, чем оружие.анф

ПСКмедиа

10/8/2019 16:08:00